Как признать недействительной сделку, совершенную одним из супругов, по распоряжению общим имуществом супругов?

Сделки по распоряжению совместным имуществом, принадлежащим обоим супругам, подразумевают согласие на сделку обоих супругов. Однако это правило перестает работать, когда один из супругов утверждает, что второй супруг распорядился общим имуществом, не поставив его в известность и не получив его согласия на это.

Как признать недействительной сделку по распоряжению общим имуществом, совершенную одним из супругов без согласия другого?В данной статье мы рассмотрим порядок действий, актуальный для супруга, который поставил целью добиться признания сделки, заключенной вторым супругом, недействительной.

Как признать недействительной сделку, совершенную одним из супругов, по распоряжению общим имуществом супругов?

Предусмотренный законодательством режим имущества супругов

Режим имущества, установленный законом для распоряжения имуществом супругов, которое они нажили в период брака, является режимом совместной собственности.

При этом факт регистрации имущества на одного из супругов или факт уплаты средств на приобретение имущества только со стороны одного из супругов не отменяет для них законного режима совместной собственности, согласно п. 1 ст. 33, ст. 34 СК РФ, ст. 256 ГК РФ.

То есть, например, запись о государственной регистрации права собственности одного из супругов, внесенная в ЕГРН, что подтверждается выпиской из ЕГРН, согласно которой правообладателем на данное недвижимое имущество является только один из супругов, не влияет на то, что режим собственности на это имущество у супругов будет все-таки совместным, если только они не изменили этот режим добровольно, путем внесения необходимых уточнений в нотариальное соглашение или в заключенный брачный контракт.

Семейный кодекс РФ утверждает в п. п. 1, 2 ст.

35, что супруги владеют, пользуются и распоряжаются совместным имуществом на основе обоюдного добровольного согласия и более того, если один из супругов совершает сделку по распоряжению совместно нажитым имуществом, по умолчанию подразумевается, что согласие второго супруга на эту сделку он получил и действует с его ведома.

То есть, в законе введена презумпция взаимного согласия супругов на действия по распоряжению их совместной собственностью, соответственно, супруг, выражающий несогласие с действиями второго супруга, вынужден доказывать, что тот действовал вне установленного законом режима совместной собственности и не получил согласие супруга на свои действия.

Случаи необходимости получения согласия супруга на действия по распоряжению общей собственностью

Правом на совершение сделок с общим имуществом, согласно общему правилу, обладают оба супруга. При этом согласия второго супруга чаще всего не требуется, за исключением случаев, когда, в соответствии с п. 3 ст. 35 СК РФ и п. 1 ст.

253 ГК РФ сделка связана с распоряжением недвижимостью, когда право собственности на это имущество подлежит государственной регистрации, когда для сделки по распоряжению имуществом установлена обязательная нотариальная форма или если обязательной государственной регистрации подлежит сама сделка.

Как признать недействительной сделку, совершенную одним из супругов, по распоряжению общим имуществом супругов?

Говоря о том, как признать недействительной сделку по распоряжению общим имуществом, совершенную одним из супругов следует понимать, что суд может признать сделку, совершенную одним из супругов по распоряжению общим имуществом недействительной только по исковому заявлению второго супруга или если второй супруг докажет, что ответчик знал или заведомо должен был знать о том, что истец не был согласен на совершение спорной сделки по распоряжению общим имуществом, согласно статей 166, 173.1 ГК РФ и п. 2 ст. 35 СК РФ. При этом такого доказательства от супруга не потребуется, если сделка совершена одним супругом при отсутствии нотариального согласия второго супруга на сделку. То есть, если супруг не давал официального согласия на сделку по распоряжению общим имуществом в установленном законом порядке, он имеет безусловное право на восстановление своих прав, нарушенных данной сделкой вне зависимости от добросовестности приобретателя имущества.

Если сделка связана с распоряжением недвижимым имуществом, и согласия второго супруга не представлено, орган Росреестра согласно Федерального Закона № 218-ФЗ от 13 июля 2015 г. (ч. 5 ст. 38) одновременно с внесением записи о государственной регистрации права собственности покупателем обязательно внесет в ЕГРН запись о том, что согласия второго супруга представлено не было.

Порядок признания спорной сделки недействительной

Если супруг не согласен со сделкой, совершенной вторым супругом, он имеет право требовать признания данной сделки недействительной. Для этого мы предлагаем следующий стандартный порядок действий.

Составление искового заявления в суд

В требованиях истца, указанных в исковом заявлении, согласно ст. 167 ГК РФ, должно быть основное требование о признании сделки недействительной и о применении последствий недействительности сделки.

Также, поскольку бремя доказывания обстоятельств, подтверждающих требования истца, возлагается на него как на оспаривающую сторону, в исковом заявлении должны быть представлены ссылки на обстоятельства, подтверждающие факт того, что покупатель имущества по оспариваемой сделке знал или должен был знать о том, что истец был заведомо не согласен на совершение данной сделки.

В качестве таких обстоятельств можно представить указание на то, что приобретатель имущества по оспариваемой сделке знал о наличии спора между супругами по вопросу распоряжения совместным имуществом, а также о том, что истец отказался дать свое согласие на сделку. Надо уточнить, что подобные факты продажи общего имущества родственникам супруга могут иметь место для того, чтобы избежать раздела общего имущества при разводе супругов.

Исковое заявление должно сопровождаться прилагаемой документацией, состав и характер которой раскрыты в ст. 132 ГПК РФ:

  1. Копии искового заявления по числу участвующих в деле ответчиков и третьих лиц, если они есть;
  2. Документы, подтверждающие наличие обстоятельств, на основании которых истец выдвигает свои законные требования;
  3. Копии документов, подтверждающих брачные отношения между супругами, подтверждающих то, что спорное имущество находится в общей собственности и документов, подтверждающих заключение сделки;
  4. Квитанция об оплате государственной пошлины.

Размер госпошлины по имущественным искам в соответствии с НК РФ (пп. 1 п. 1 ст. 333.19), ГПК РФ (п. 2 ч. 1 ст. 91) и с Вопросом 4 в Обзоре законодательства и судебной практики ВС РФ за III кв. 2006 г., утвержденным Постановлением Президиума ВС РФ от 29 ноября 2006 г., находится в прямой зависимости от цены иска.

Как признать недействительной сделку, совершенную одним из супругов, по распоряжению общим имуществом супругов?

Рассмотрим, в какой связи находится размер госпошлины и цена иска.

  • Если цена иска находится в пределах до 20 000 руб., госпошлина взимается в размере 4% от цены иска. При этом минимальный размер госпошлины будет равен 400 руб.
  • Если цена иска от 20 001 руб. до 100 000 руб., госпошлина будет равна 800 руб. плюс 3% от суммы, превышающей 20 000 руб.
  • Если цена иска находится между 100 001 руб. и 200 000 руб., размер госпошлины будет равен 3 200 руб. плюс 2% от разницы между ценой иска и 100 000 руб.
  • При цене иска от 200 001 руб. до 1 000 000 руб. вы заплатите в качестве госпошлины 5 200 руб. плюс 1% от разницы между ценой иска и 200 000 руб.
  • Наконец, если иск больше миллиона рублей, госпошлина равна 13 200 руб. плюс полпроцента от разницы между ценой иска и суммой в 1 000 000 руб.
  • Максимальный размер госпошлины за подачу искового заявления по делам о разделе совместного имущества составляет 60 000 руб.

Как подать иск в суд

Вы имеете право подать исковое заявление как в мировой суд, так и в районный. Выбор между этими инстанциями полностью обусловлен ценой иска.

Так, мировой суд решает вопросы раздела имущества только с ценой иска не более 50 000 руб.

Заявление подается в суд по месту жительства ответчика или по месту нахождения недвижимости, если требование касается раздела недвижимого имущества (см. ГПК РФ: п. 5 ч. 1 ст. 23, ст. ст. 24, 27, 30).

Дела о признании недействительности сделок и о применении последствий недействительности сделки имеют срок исковой давности, который составляет один год с момента, когда истец, подающий заявление, узнал или должен был узнать о нарушении своих прав, согласно ст. 4, п. 3 ст. 35 СК РФ и ч. 2 ст. 181 ГК РФ.

Как происходит рассмотрение дела в суде

Истец может выступать в суде самостоятельно или поручить защиту своих прав и представительство в суде адвокату. Для представительства, согласно ГПК РФ (ст. 48, ч. 2 ст. 53) и ГК РФ (ст. ст. 185, 185.

1) необходимо получение нотариально оформленной доверенности на выполнение представительских функций в суде. Истец имеет право требовать частичного или полного взыскания с ответчика расходов на оплату юриста, выполняющего функции представителя истца в суде.

Данное требование подается в виде письменного ходатайства, согласно Постановления Пленума ВС РФ № 1 от 21 января 2016 г. (п. п. 2, 4) и ГПК РФ (п. 1 ст. 100).

Рассмотрение дела о признании сделки недействительной в районном суде занимает, согласно ч. 1 ст. 154 ГПК РФ, не более двух месяцев.

При рассмотрении дела основным вопросом, на основании которого суд будет выносить решение, будет доказанность факта несогласия истца со сделкой по отчуждению общего имущества и доказанность того факта, что приобретатель имущества по сделке заведомо знал о том, что между супругами существует спор о совместном имуществе и второй супруг не согласен с отчуждением.

Принятое в окончательной форме решение суда вступает в законную силу по истечении периода в один месяц, выделяемого на апелляционное обжалование судебного решения, если обжалования в вышестоящий суд не последовало (ГПК РФ (ч. 1 ст. 209, ч. 2 ст. 321).

Источник: https://www.mamajurist.ru/razdel-imushchestva/kak-priznat-nedeystvitelnuyu-sdelku-po-rasporyazheniyu-obshchim-imushchestvom/

Как оспаривают сделки, совершенные без согласия супруга

28.01.19

М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры

В своей практике мы много раз сталкивались с требованиями признать сделку недействительной на основании того, что такая сделка была совершена без согласия супруга либо такое согласие являлось порочным.

Причем в большинстве случаев желание “поломать” сделку и отобрать ценный актив возникало у лиц, действовавших недобросовестно. Супруг просто заявлял, что он якобы не знал о данной сделке и не давал согласие на ее совершение.

Для добросовестного контрагента по сделке риски потерять приобретенное имущество очень существенны.

Разберемся во всех нюансах подобных дел.

Корни проблемы

В российской правовой системе де-факто существует режим скрытой супружеской собственности. В публичном реестре (например, ЕГРН) собственником может значиться один человек, а на самом деле существует и другой собственник — его супруг, о котором добросовестный приобретатель может и не знать.

И это нисколько не противоречит правилу ст.8.1 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК), согласно которому права на имущество, подлежащие гос.регистрации, возникают с момента внесения соответствующей записи в гос.реестр.

Дело в том, что после данных слов стоит оговорка “если иное не установлено законом”. И это “иное” установлено ст.34 Семейного кодекса РФ (далее — СК), в силу которой имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью “независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено”.

Если второй (“незарегистрированный в реестре”) супруг такой же собственник, что и первый, значит с его мнением нужно считаться.

По общему правилу п.2 ст.35 СК при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Такую сделку можно оспорить по мотивам отсутствия согласия другого супруга только если другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

Однако из этого общего правила есть одно исключение — это п.3 ст.35 СК, согласно которому для определенных трех типов сделок необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга, т.е. презумпция согласия супруга в этих случаях не действует.

Когда требуется нотариальное согласие супруга на совершение сделки

В силу п.3 ст.35 СК нотариальное согласие супруга необходимо для совершения следующих сделок с общим имуществом супругов:

  1. Либо это должна быть сделка по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации.

Это не только сделки с недвижимостью, но и сделки с долями в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью (п.3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25), результатами интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации (в ряде случаев), маломерными и некоторыми иными судами морского и внутреннего плавания, воздушными судами.

Права на автомобили и акции гос.регистрации не подлежат, а потому для совершения сделки с ними не требуется нотариальное согласие супруга.

  1. Либо это должна быть сделка, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма.

Это может быть договор ренты, залог доли в уставном капитале ООО, договор эскроу (за исключением случаев депонирования безналичных денежных средств и бездокументарных ценных бумаг), наследственный договор, сделка по распоряжению недвижимым имуществом на условиях опеки, договор о передаче доли в уставном капитале ООО (за некоторыми исключениями), договор по отчуждению или залога доли в праве общей собственности на недвижимость.

  1. Либо это должна быть сделка, подлежащая обязательной государственной регистрации.

Это может быть договор ипотеки или договор о передаче нежилого помещения в долгосрочную аренду (на срок 1 год и более).

Следует различать понятия “гос.регистрация перехода права на имущество” и “гос.регистрация сделки”.

Например, при совершении сделки купли-продажи нежилого помещения регистрируется только переход права собственности на помещение, но не сам договор. Такой договор считается заключенным с момента его подписания сторонами.

А вот при совершении сделки купли-продажи жилого дома или квартиры регистрируется и сам договор, и переход права. Такой договор считается заключенным с момента его регистрации, а не с момента его подписания сторонами.

Читайте также:  Как предоставляется отсрочка от призыва на военную службу студентам?

Требования к содержанию согласия супруга

Нередко один супруг берет у другого супруга нотариальное согласие на отчуждение любого совместно нажитого имущества без какой-либо конкретики. Росреестр принимает такое согласие и регистрирует переход права.

В дальнейшем супруг, давший такое “общее” согласие, может попытаться оспорить сделку по отчуждению общего имущества, ссылаясь на п.3 ст.157.1 ГК, в котором сказано: “В предварительном согласии на совершение сделки должен быть определен предмет сделки, на совершение которой дается согласие”.

Как правило, суды в подобных спорах отказываются распространять на согласие супруга действие ст.157.1 ГК и сохраняют сделку.

Дело в том, что данная статья применяется, если на совершение сделки в силу закона требуется согласие третьего лица, а суды не признают супругов “третьими лицами по отношению друг к другу” (они ведь — сособственники) и исходят из того, что ст.

35 СК “не предусматривает обязательного указания в согласии супруга на совершение сделки по распоряжению имуществом конкретного объекта недвижимого имущества, на отчуждение которого оно дается, не содержит запрета давать одним супругом другому супругу согласие на отчуждение любого принадлежащего им имущества без указания его конкретного перечня” (Постановление Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 25.07.2018 N 44г-128/2018).

Правда встречается и другая практика, по которой ст.157.1 ГК признается общей, а ст.35 СК — специальной. Здесь действует уже следующая логика. В п.1 ст.157.1 ГК сказано, что “правила настоящей статьи применяются, если другое не предусмотрено законом или иным правовым актом”.

В ст.35 СК “другое” (что в согласии супруга предмет сделки можно не указывать) не предусмотрено. А потому некоторые суды применяют правило п.3 ст.157.1 ГК о необходимости конкретизации предмета сделки в нотариальном согласии супруга и не признают “общее” согласие супруга.

Последствия совершения сделки без нотариального согласия супруга

Сразу надо сказать, что сделки, совершенные без нотариального согласия супруга, оспоримы. То есть они действительны пока суд не признает их недействительными (именно поэтому их регистрация в Росреестре часто проходит без проблем).

Что касается оспаривания таких сделок, то здесь не все так просто и практика судов на данный момент неоднородна.

Есть три нормы, о применении которых можно говорить:

  1. Применительно к сделкам, совершенным без согласия третьего лица — п.2 ст.173.1 ГК:

“Поскольку законом не установлено иное, оспоримая сделка, совершенная без необходимого в силу закона согласия третьего лица, … может быть признана недействительной, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии на момент совершения сделки необходимого согласия такого лица …”.

  1. Применительно к совместной собственности вообще (не важно — супругов или нет) — п.3 ст.253 ГК:

“Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом”.

  1. Применительно к совместной собственности исключительно супругов — п.3 ст.35 СК:

“Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки”.

Как видно, первые две нормы ГК защищают интересы добросовестного приобретателя. По ним, если зарегистрированный в ЕГРН собственник продаст квартиру без необходимого нотариального согласия своего супруга, но будет установлено, что покупатель не мог знать о существовании у продавца супруга, то суд оставит сделку в силе. В этом случае может пострадать супруг.

Однако в третьей норме (ст.35 СК) о фигуре добросовестного приобретателя ничего не говорится.

Возникает вопрос: как соотносятся все эти три нормы между собой, какую и когда надо применять?

В первой норме (ст.173.1 ГК) говорится о согласии “третьего лица”. А, как было указано выше, суды в большинстве своем не считают супруга “третьим лицом” по отношению к другому супругу. Суды считают их равноправными собственниками.

Кроме того, первая норм по своему содержанию аналогична второй (ст.253 ГК). Поэтому первую норму можно из нашего анализа исключить и сравнивать только ст.253 ГК (которая защищает добросовестного приобретателя) и ст.35 СК (которая такой защиты не дает).

Есть общее правило — специальная норма имеет приоритет на общей, общая норма применяется в части, неурегулированной специальной нормой.

С этих позиций однозначно ст.35 СК имеет приоритет над ст.253 ГК. Но вот вопрос: ст.35 СК полностью вытесняет ст.253 ГК или нет?

Есть два варианта толкования:

  1. Данные статьи говорят о разном — в п.3 ст.253 ГК говорится о необходимом условии для признания сделки недействительной (если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об отсутствии согласия), а в ст.35 СК в дополнение к этому говорится о том, в какой срок супруг может заявить иск о признании сделки недействительной.

При таком толковании интересы добросовестного приобретателя защищены.

Скажем сразу, данный подход больше встречается в юридической литературе нежели в судебной практике. Возможно потому, что непонятно зачем в таком случае законодателю надо было устанавливать специальный годичный срок исковой давности для таких дел, если этот же срок уже установлен в п.2 ст.181 ГК. То есть, при таком подходе специальная норма ничего нового не устанавливает, что странно.

  1. Пункт 3 ст.35 СК полностью отменяет ст.253 ГК, так как только в этом случае в специальной норме ст.35 СК можно найти какой-то смысл.

При таком толковании интересы добросовестного приобретателя абсолютно не защищены и именно этот подход главенствует в судебной практике.

В этом случае последствия совершения сделки без нотариального согласия супруга кардинально различаются в зависимости от того, когда была совершена сделка по распоряжению общим имуществом — в период брака или после его расторжения.

Если сделка была совершена в период брака, то применяется ст.35 СК — супруг, не давший нотариального согласия на сделку может оспорить ее и отобрать имущество даже у добросовестного приобретателя.

Если сделка с общим имуществом была совершена после расторжения брака, то ст.35 СК применить уже нельзя, так как на момент совершения сделки участники совместной собственности супругами не являлись. Соответственно никакого нотариального согласия бывшего супруга получать не надо было. В этом случае должна применяться ст.

253 ГК, по которой согласие второго участника совместной собственности предполагается, сделку можно оспорить только в случае, если доказано, что приобретатель был недобросовестным, т.е. знал или заведомо должен был знать о том, что другой участник совместной собственности (бывший супруг) был против сделки (Определение Верховного Суда РФ от 25.04.

2017 N 16-КГ17-4).

Выводы для добросовестного приобретателя общего имущества супругов

Приобретение нажитого в браке имущества у бывшего супруга (т.е. после расторжения брака) достаточно безопасно.

Однако приобретение нажитого в браке имущества у одного из супругов в течение его брака сопряжено с большими рисками.

Если даже продавец предоставит покупателю нотариально удостоверенное заявление, что в браке не состоит, а также свой паспорт без отметки о заключении брака, то это ничего не значит. Может “объявиться” второй супруг, чье нотариальное согласие на сделку не было получено, и отобрать имущество даже у добросовестного приобретателя.

В этом вопросе российский законодатель отдает предпочтение интересам супруга в ущерб стабильности гражданского оборота.

На этом нередко строятся мошеннические схемы.

Пример из практики: гражданин Азербайджана Алиев Т.И. у себя на родине зарегистрировал брак с гражданкой России Яничкиной Е.В., в связи с чем приобрел российское гражданство. Далее он решил продать долю в ООО, которая была приобретена в браке. Алиев Т.И. оформил у нотариуса заявление об отсутствии режима совместной собственности в отношении доли в ООО (т.е.

сознательно скрыл наличие брака), в его российском паспорте не было отметки о его семейном положении. После сделки объявилась Яничкина Е.В. и успешно оспорила сделку (Определение Верховного Суда РФ от 17.05.2018 N 305-ЭС17-20998). Добросовестный приобретатель конечно может получить решение суда о взыскании с Алиева Т.И.

убытков, но будет ли оно исполнено?

Особенно осторожным надо быть когда сделка совершается через представителя по доверенности. Желательно запросить у него нотариально заверенную копию паспорта доверителя, чтобы хотя бы по паспорту проверить его семейное положение.

Способа полностью исключить такие риски не существует.

Да, уже создан и тестируется Единый государственный реестр актов гражданского состояния и это сильно снизит риски. Но из него Вы все равно не узнаете о наличии у Вашего контрагента зарубежного брака. Дело Алиева Т.И. тому пример.

Источник: https://advokat-poluektov.ru/publish/kak-osparivayut-sdelki-sovershennye-bez-soglasiya-supruga/

Сделка совершенная одним из супругов

30.04.2019

При распоряжении общим имуществом супругов требуется согласие их обоих. Между тем случается, что один из супругов распоряжается общим имуществом без согласия другого. Давайте разберемся, как следует поступать в таких случаях второму супругу, если он хочет признать заключенную сделку недействительной. Каков законный режим имущества супругов.

Законным режимом имущества супругов, нажитого во время брака, является режим их совместной собственности вне зависимости от того, на имя кого из супругов было приобретено имущество или внесены денежные средства (п. 1 ст. 33, ст. 34 СК РФ; ст. 256 ГК РФ).

Таким образом, сам факт внесения в ЕГРН записи о государственной регистрации права собственности одного из супругов и указание в свидетельстве о государственной регистрации права или выписке из ЕГРН в качестве правообладателя одного из супругов не отменяет законного режима имущества супругов, если он не был изменен в установленном порядке.

Соответственно, в этом случае оба супруга являются собственниками объекта недвижимости, правообладателем которого в ЕГРН указан один из них.

Супруги владеют, пользуются и распоряжаются общим имуществом по обоюдному согласию, и при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом предполагается, что он действует с согласия другого супруга (п. п. 1, 2 ст.

35 СК РФ). Таким образом, закон устанавливает презумпцию взаимного согласия супругов на распоряжение их общим имуществом, то есть предполагается, что супруг, отчуждающий общее имущество, действует с согласия и одобрения другого супруга.

Требуется ли согласие супруга на совершение сделки с общим имуществом

По общему правилу совершать сделки с общим имуществом вправе любой из супругов.

При этом для совершения сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга (п. 1 ст. 253 ГК РФ; п. 3 ст. 35 СК РФ).

Совершенная одним из супругов сделка по распоряжению общим имуществом супругов может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по требованию другого супруга и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки (п. 2 ст. 35 СК РФ; ст. ст. 166, 173.1 ГК РФ). Но если сделка была совершена одним из супругов в отсутствие необходимого нотариально заверенного согласия другого супруга, то обязанность супруга, обратившегося в суд, доказывать тот факт, что другая сторона в сделке знала или должна была знать об отсутствии такого согласия, законом не предусмотрена. Устанавливая специальные правила в отношении данных сделок, закон предусматривает возможность супруга, не дававшего разрешение на отчуждение такого имущества, на безусловное восстановление своих нарушенных прав независимо от добросовестности приобретателя. Если один из супругов отчуждает недвижимое имущество без представления согласия второго супруга, Росреестр вносит в ЕГРН запись об отсутствии такого согласия одновременно с внесением записи о государственной регистрации права собственности за покупателем (ч. 5 ст. 38 Закона от 13.07.2015 N 218-ФЗ). Как признать сделку недействительной

В исковом заявлении укажите требование о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности (ст. 167 ГК РФ), а также обоснуйте, почему другая сторона в сделке знала или должна была знать о вашем несогласии на совершение сделки.

В качестве ответчиков следует указать супруга, совершившего сделку, и приобретателя имущества (ч. 1, 2 ст. 131 ГПК РФ). После окончания судебного разбирательства получите решение суда. Оно вступит в законную силу по истечении месяца с момента его изготовления в окончательном виде, если не обжаловано в вышестоящий суд (ч. 1 ст. 209, ч. 2 ст. 321 ГПК РФ). При удовлетворении ваших требований суд может полностью или частично взыскать с ответчика в вашу пользу расходы на оплату услуг представителя. Для взыскания расходов потребуется заявить письменное ходатайство (п. 1 ст. 100 ГПК РФ; п. п. 2, 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 1).

Источник: https://rosreestr.ru/site/press/news/sdelka-sovershennaya-odnim-iz-suprugov-/

Признание недействительными сделок, совершенных в отношении имущества супругов

Чемеренко К. В. Признание недействительными сделок, совершенных в отношении имущества супругов [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы VII Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2018 г.). — СПб.: Свое издательство, 2018. — С. 40-42. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/299/14398/ (дата обращения: 18.03.2020).



Зачастую вопрос раздела общего имущества — это головная боль не только супругов, но и третьих лиц. Третьи лица вступают в указанную сферу, в связи с возникновением правоотношений с одним из супругов по поводу передачи прав на имущество, находящегося в общей собственности.

Читайте также:  Как продать долю в уставном капитале ооо?

Вроде бы сделка совершена и все довольны, но в дело вступает супруг, чье право было нарушено. Тут важно отметить относительно вопроса, касающегося течения срока исковой давности.

В Семейном кодексе сказано: к требованию о разделе общего имущества супругов, брак которых был расторгнут, применяется трехгодичный срок давности.

Но в статье 200 Гражданского кодекса записано, что течение этого самого срока давности начинается с того дня, когда человек узнал или должен был узнать о нарушении своих прав [1].

Согласно указанным положениям закона, а также разъяснениям Пленума Верховного Суда течение срока давности при разделе имущества бывших супругов начинается не с момента, когда брак завершился юридически — печатью и подписью, а с того момента, когда бывший супруг или бывшая супруга узнали или должны были узнать о своем нарушенном праве [2].

В целях защиты имущественных прав супруга, который не давал своего согласия на распоряжение общим имуществом супругов, следует решить следующие процессуальные задачи: во-первых, установить факты, входящие в предмет доказывания по делам о признании недействительной сделки по распоряжению общим имуществом супругов; во-вторых, определить доказательства, которыми эти факты могут быть подтверждены; в-третьих, исследовать перспективы разрешения подобных споров в судах [3].

В случае распоряжения общим имуществом одним из супругов законодатель устанавливает презумпцию согласия второго супруга. При отсутствии согласия второй супруг вправе требовать признания судом недействительности сделки по распоряжению общим имуществом лишь в случае, если другая сторона сделки знала либо должна была знать о таком отказе.

Частью 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации установлено, что при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга [4].

Следует отметить, что данное положение о необходимости наличия нотариального соглашения в случае признания сделки недействительной, может применяться только в случае, когда сделка была совершена в период нахождения в браке.

В противном случае, то есть в период после расторжения брака, необходимо руководствоваться положения Гражданского Кодекса Российской Федерации, в частности нормами, касающимися владения, пользования и распоряжения имуществом, находящимся в совместной собственности.

Так согласно пункту 2 статьи 253 распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом.

Рассмотрим на примере судебной практики. Согласно фабуле дела в период брака супруги приобрели по договору купли-продажи имущество в виде дома. Указанное имущество зарегистрировано за супругой. Раздел имущества не производился. Через несколько лет после расторжения брака супруга осуществляет дарение части данного дома.

Бывший супруг знал о дарении, но своего согласия на нее не давал. После совершения сделки обратился в суд с исковыми требованиями о признании договора дарения недействительным, признания указанного дома совместно нажитым имуществом супругов и признании права собственности на ½ доли. Суды первой и второй инстанции требования удовлетворили.

Удовлетворяя исковые требования, суды исходили из того, что спорное имущество является общим имуществом супругов, поскольку приобретено в период брака по возмездной сделке.

Установив, что супруга произвела отчуждение общего имущества по договору дарения без получения на это нотариального согласия бывшего супруга, суды пришли к выводу о том, что сделка совершена с нарушением положений статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, что является основанием для признания ее недействительной.

Верховный Суд РФ при рассмотрении дела в кассационном порядке пришел к иному выводу.

Так ВС РФ указал, что совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом. Положения статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации в отношении получения нотариально удостоверенного согласия одного из супругов при совершении сделки по распоряжению недвижимости другим супругом распространяются на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулируют отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота, к которым относятся бывшие супруги. Также факт, того, что супруг знал о данной сделке, подтверждает факт его согласия на отчуждение данного имущества. С учетом этого, дело направлено на новое рассмотрение [5].

Отсюда резюмируем выше указанное. Наличие нотариального согласия супруга необходимо только в случае, когда норма права о данном согласии распространяются на данные правоотношения, а зависит это напрямую от времени совершения сделки и наличия либо отсутствия брачных отношений.

Но даже наличие надлежаще оформленного нотариального удостоверенного согласия на отчуждение имущества, не всегда будет являться основанием в отказе требований о признании сделок по распоряжению имуществом недействительными.

Супруг, получивший согласие на совершение сделок с имуществом должен не забывать, что он является субъектом гражданских правоотношений и его действия должны отвечать принципу добросовестного поведения при осуществлении своих гражданских прав. Указанное находит свое отражение и в судебной практике.

Решением Армавирского городского суда Краснодарского края удовлетворены исковые требования о признании договора купли-продажи недействительным и возвращении спорного имущества. Истец супруг оформил нотариальное согласие на распоряжение его супругой совместно нажитого имущества. Супруга произвела отчуждение имущества по договору купли-продажи.

Но стоимость указанного имущества была оценена в двадцать девять раз меньше, чем его рыночная стоимость. Первой инстанцией принято указанное решение.

Апелляционный суд решение отменил, отказав в удовлетворении, указав что истец дал согласие своей супруге на продажу спорного имущества за цену и на условиях по ее усмотрению, определив тем самым право последней устанавливать цену продаваемого имущества самостоятельно, хотя согласованная сторонами оспариваемого договора купли-продажи цена спорного имущества значительно ниже его рыночной стоимости, но это не свидетельствует о незаконности договора. Позиция поменялась при рассмотрении дела коллегией Верховного Суда. В своем определении, отменяя апелляционное постановление и оставляя в силе решение суда первой инстанции, суд указал, что заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом) в силу положений статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускается, а в случае установления судом такого характера обстоятельств в действиях стороны в гражданском правоотношении подлежат применению предусмотренные законом иные меры с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления. Последствия совершения сделки, нарушающей требования закона и охраняемые законом интересы третьих лиц, предусматриваются в том числе положениями статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации [6].

Данный подход, безусловно, является положительным, ведь имущество супругов приобретается за счет средств каждого из них, и при решении вопроса о его разделе, доли признаются равными и в большинстве случаев имущество оценивается исходя из среднерыночных значений. В указанном случае речь может идти даже о действиях супруги в ущерб интересам семьи, так как продажа имущества по существенно заниженной цене, несомненно, оказывает негативное имущественное влияние как на финансовое положение семь, так и ее членов.

Подытожив, можно указать, что при рассмотрении дел указанной категории необходимо учитывать такие моменты как: наличие либо отсутствие нотариального согласия на совершение сделок по распоряжению имуществом; момент совершения сделки, от него напрямую зависит каким законом руководствоваться; по каким мотивам действовал супруг, распоряжаясь имуществом; а также факт осведомленности супруга чье право нарушено о совершенной сделке.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/conf/law/archive/299/14398/

Об оспаривании сделок по распоряжению общим имуществом, совершенных бывшим супругом после расторжения брака, или почему надо своевременно делить совместно нажитое имущество

В практике встречаются случаи, когда супруги расторгают брак, но не слишком торопятся разделить общее имущество.

Какой существует риск для бывшего супруга, если, например, дорогостоящее недвижимое имущество при его приобретении в период было оформлено на имя другого супруга? А риск заключается в том, что после прекращения брака это недвижимое имущество продолжает  в силу ч.6 ст. 38 СК РФ оставаться совместной собственностью бывших супругов, но нормы ч.3 ст. 35 СК РФ в данном случае не применяются.

Для того, чтобы понять какие правовые последствия влекут такие сделки бывшего супруга по распоряжению общим имуществом, предлагаю проанализировать правовые позиции, содержащиеся в двух определениях судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ.

Определение от 14.03.17 судебной коллегия по гражданским делам по делу №77-КГ16-17.

Фабула:

Копейкина Л.Н. обратилась в суд с иском к Копейкину В.А., Козадерову И.В., Двуреченской И.Н. о признании недействительными сделок купли- продажи квартиры.

В обоснование своих требований истец указала на то, что с 12 апреля 1980 года состояла в браке с Копейкиным В.А., решением Советского 2 районного суда г. Липецка от 16 апреля 2001 года брак между супругами расторгнут.

В период брака на совместные средства супругов по договору купли-продажи от 31 июля 1996 года была приобретена квартира, расположенная по адресу:.  

После расторжения брака раздел указанной квартиры не производился.

В связи с невозможностью дальнейшего проживания в спорной квартире истец в ноябре 2015 года обратилась к ответчику с предложением произвести раздел квартиры, однако узнала, что по договору купли-продажи от 6 марта 2015 года Копейкин В.А. продал указанную квартиру Козадерову И.В.

, который 27 мая 2015 года снова продал спорную квартиру Копейкину В.А. На основании договора купли-продажи, заключённого 6 июля 2015 года между Копейкиным В.А. и Двуреченской И.Н., последняя стала собственником спорной квартиры.

Поскольку сделки совершены без её согласия, Копейкина Л.Н. просила признать недействительными договоры купли-продажи спорной квартиры и применить последствия недействительности сделки, указав, что о нарушении своего права узнала в ноябре 2015 года, в связи с чем, срок исковой давности ею не пропущен.

Решением Советского районного суда г. Липецка от 21 апреля 2016 года исковые требования Копейкиной Л.Н. удовлетворены. Признан недействительным договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу:, заключённый 6 марта 2015 года между Копейкиным В.А. и Козадеровым И.В.

; признан недействительным договор купли-продажи указанной квартиры, заключённый 27 мая 2015 года между Козадеровым И.В. и Копейкиным В.А.; признан недействительным договор купли-продажи квартиры, заключённый 6 июля 2015 года между Копейкиным В.А. и Двуреченской И.Н.

Стороны возвращены в первоначальное положение, существовавшее до совершения указанных сделок. Прекращено право собственности Двуреченской И.Н. на квартиру, расположенную по адресу:; данная квартира возвращена в собственность Копейкина В.А. С Копейкина В.А. в пользу Двуреченской И.Н.

взысканы денежные средства в размере 1 000 000 руб.

Данное решение является основанием для внесения соответствующих изменений в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним на квартиру, расположенную по адресу:., в установленном законом порядке. 

 Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 18 июля 2016 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Сразу отмечу, что позиция нижестоящих судов весьма уязвимая, хотя и довольно распространенная.  Позиция не учитывает то, что ст. 35 СК РФ действует только в отношении супругов, а не лиц, брак между которыми расторгнут.

Кроме того, оборот и интересы добросовестных покупателей не должны страдать от того, что бывшие супруги вовремя не урегулировали свои имущественные отношения. Соответственно риски неблагоприятных последствий должны нести не участники гражданского оборота, а те, кто мог избежать таких рисков, своевременно разделив общее имущество, нажитое в период брака.

  • Выражаясь языком экономического анализа права, риск должен быть интернализован бывшими супругами, а не возложен на сторонних лиц.
  • Радует, что судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ также исходила из того, что в данном случае сделку можно признать недействительной, только если доказано, что покупатель общего имущества бывших супругов знал или должен был знать об отсутствии согласия второго участника совместной собственности на продажу имущества.
  • Правовая позиция ВС РФ по делу:

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судом апелляционной инстанции при проверке законности вынесенного судом решения было допущено существенное нарушение норм материального и процессуального права.

В соответствии со статьёй 2 Семейного кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей в момент возникновения спорных правоотношений) семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

 Таким образом, предметом регулирования семейного законодательства являются, в частности, имущественные отношения между членами семьи — супругами, другими родственниками и иными лицами. Семейное законодательство не регулирует отношения, возникающие между участниками гражданского оборота, не относящимися к членам семьи.

Как установлено судом, на основании решения Советского районного суда г. Липецка от 16 апреля 2001 года брак между Копейкиным В.А. и Копейкиной Л.Н. расторгнут. Оспариваемый истцом договор купли-продажи спорного жилого помещения заключён 6 марта 2015 года, то есть тогда, когда Копейкин В.А. и Копейкина Л.Н.

перестали быть супругами, владение, пользование и распоряжение общим имуществом которых определялось положениями статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, и приобрели статус участников совместной собственности, регламентация которой, осуществляется положениями Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации участники совместной собственности, если иное не предусмотрено соглашением между ними, сообща владеют и пользуются общим имуществом.

Распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом (пункт 2 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 3 названной статьи каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников.

Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Исходя из положений вышеприведённых правовых норм при разрешении спора о признании недействительной сделки по распоряжению общим имуществом, совершённой одним из участников совместной собственности, следовало установить наличие или отсутствие полномочий у другого участника совместной собственности на совершение сделки по распоряжению общим имуществом, которые возникают у этого участника в случае согласия остальных участников совместной собственности на совершение такой сделки. Также суд должен был установить наличие или отсутствие осведомлённости другой стороны по сделке об отсутствии у участника совместной собственности полномочий на совершение сделки по распоряжению общим имуществом, и обстоятельства, с учётом которых другая сторона по сделке должна была знать о неправомерности действий участника совместной собственности.

Аналогичная правовая позиция содержится в Определении от 25.07.17 судебной коллегия по гражданским делам по делу №

Источник: https://pravorub.ru/articles/78815.html

Признание недействительной сделки по распоряжению неразделённым общим имуществом супругов, брак между которыми расторгнут: спорные моменты

Заботкин Александр Олегович – студент Юридического института Сибирского федерального университета (г. Красноярск)

Аннотация: Статья посвящена рассмотрению некоторых актуальных дискуссионных вопросов, возникающих в доктрине и правоприменительной практике относительно признания недействительной совершаемой одним из бывших супругов сделки, направленной на распоряжение их неразделённым общим имуществом. Приведённые выводы основываются на системном анализе современного российского гражданского и семейного законодательства, а также существующих в науке и практике подходов к решению указанных вопросов.

Ключевые слова: Недействительность оспоримой сделки, общее имущество, семейное право, совместная собственность супругов.

Действующий Семейный кодекс Российской Федерации [5] (далее – СК РФ), принятый в 1995 году, признаёт совместной собственностью супругов любое имущество, нажитое ими во время брака (общее имущество супругов), приводя открытый перечень видов такого имущества, независимо от того, на имя кого из них оно приобретено либо на имя кого из супругов или кем из них внесены денежные средства, даже если один из супругов в период брака по уважительным причинам не имел самостоятельного дохода (статья 34).

В соответствии с пунктом 1 ст. 35 СК РФ супруги осуществляют владение, пользование и распоряжение их общим имуществом по обоюдному согласию. Согласно п. 3 ст.

35 СК РФ для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить согласие другого супруга, которое должно быть нотариально удостоверено.

Если супругом совершена такая сделка при отсутствии нотариально удостоверенного согласия другого супруга на её совершение, она может быть признана в судебном порядке недействительной в течение 1 года со дня, когда супруг, чьё нотариально удостоверенное согласие не было получено, узнал или должен был узнать о её совершении, по требованию такого супруга. Данная сделка в силу п.

1 ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации [1] (далее – ГК РФ) относится к оспоримым – являющимся недействительными в силу признания их таковыми судом.

Непростая ситуация складывается в случае, когда общее имущество супругов остаётся неразделённым после расторжения их брака, а один из бывших супругов, являющийся титульным собственником их общего имущества, совершает сделку по распоряжению им, не имея необходимого нотариально удостоверенного согласия другого супруга – нетитульного собственника. В настоящее время можно выделить две противоположные точки зрения на вопрос о том, может ли такая сделка быть признана недействительной по мотивам отсутствия указанного согласия бывшего супруга.

Как отмечают авторы одного из постатейных научно-практических комментариев к СК РФ [2, с. 119-120], «с одной стороны, если после прекращения брака раздела совместно нажитого имущества не было, то режим совместной собственности на общее имущество у бывших супругов не прекращается, с другой стороны, п. 3 ст.

35 СК РФ распространяется на супругов, а не на лиц, утративших этот семейно-правовой статус».

Таким образом, в соответствии с данным подходом нотариально удостоверенное согласие бывшего супруга для распоряжения одним из бывших супругов их неразделённым общим имуществом не требуется ни в одном случае, так как на правоотношения, возникающие между бывшими супругами, положения ст. 35 СК РФ не распространяются.

Вместо них субсидиарному применению, что допускается ст. 5 СК РФ, подлежат гражданско-правовые нормы, закреплённые в ст. 253 ГК РФ. В соответствии с п.

2 данной статьи распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом, а п.

3 гласит, что каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершённая одним из участников совместной собственности сделка по распоряжению общим имуществом может быть признана недействительной по требованию остальных участников только в случае доказанности того факта, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об отсутствии у участника, совершившего такую сделку, необходимых полномочий.

Считая данный подход неверным, полагаем, что субсидиарное применение положений ст. 253 ГК РФ в данном случае не соответствует требованию п. 4 указанной статьи, в соответствии с которым её правила применяются лишь постольку, поскольку для отдельных видов собственности ГК РФ или другими законами не установлено иное.

Представляется, что неоспоримый факт утраты супругами соответствующего семейно-правового статуса при прекращении брака не влечёт невозможность применения по отношению к бывшим супругам указанных положений ст. 35 СК РФ.

Это вытекает из неразрывной связи данных положений с действием режима совместной собственности супругов, сохраняющегося при отсутствии раздела совместно нажитого имущества и после прекращения брака. Именно такой вывод, как представляется, следует из системного толкования положений СК РФ. Противоположный же подход, упомянутый выше, очевидно, не лишён недостатков.

Зачастую находящий поддержку и в судебной правоприменительной практике (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 14 января 2005 г.

№ 12-В04-8 [3]), он ведёт к ущемлению прав другого бывшего супруга и тем самым ставит под угрозу стабильность гражданского оборота, а также явно противоречит принципу справедливости, позволяя одному из бывших супругов, являющемуся титульным собственником их неразделённого общего имущества, осуществлять произвольное им распоряжение, и создавая таким образом простор для злоупотребления правом посредством совершения рассматриваемых распорядительных сделок. Ситуация обостряется ещё более, когда речь заходит об особо ценных объектах супружеского имущества, раздел которых не произведён, и произвольное распоряжение которыми одним из бывших супругов, безусловно, способно поставить другого бывшего супруга в крайне неблагоприятное имущественное положение.

Соответственно, полагаем, что и бывший супруг вправе в судебном порядке требовать восстановления его прав, нарушенных таким образом при распоряжении неразделённым общим имуществом супругов другим бывшим супругом, являющимся титульным собственником супружеского имущества.

Такая оспоримая сделка может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия требуемого нотариально удостоверенного согласия другого бывшего супруга на её совершение (абзац 2 п. 3 ст. 35 СК РФ). Однако здесь требует внимания и другой вопрос.

Зачастую возникают споры по поводу того, достаточно ли для признания такой сделки недействительной одного мотива отсутствия указанного согласия, когда оно необходимо (абз. 1 п. 3 ст. 35 СК РФ).

Заметим, что данный вопрос актуален как при рассмотрении правоотношений с участием бывших супругов, чему в первую очередь посвящена настоящая статья, так и правоотношений с участием лиц, состоящих в браке (супругов). Дело в том, что в соответствии с правилом абз. 2 п. 2 ст. 35 СК РФ для признания недействительной совершённой одним из супругов (или, с нашей позиции, бывших супругов.

– А.З.) сделки по распоряжению их общим имуществом необходимо доказать, что другая сторона сделки (выгодоприобретатель) знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга (бывшего супруга) на её совершение. В противном случае признание такой сделки недействительной не представляется возможным. Данное положение во многом схоже с правилом, содержащимся в п. 3 ст.

253 ГК РФ, согласно которому совершённая одним из участников совместной собственности сделка по распоряжению общим имуществом может быть признана недействительной по требованию остальных участников только в случае доказанности того факта, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать об отсутствии у участника, совершившего такую сделку, необходимых для её совершения полномочий. Однако оно, согласно одному из подходов, применяется только в отношении сделок, для совершения которых нотариально удостоверенное согласие другого супруга (бывшего супруга) не требуется. В отношении сделок, требующих наличия такого согласия, применяется соответствующий им п. 3 ст. 35 СК РФ, который не содержит правила о том, что признание их недействительными возможно только в случае, если другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга (бывшего супруга) на её совершение. Такой подход находит поддержку, в частности, в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2011 г. № 67-В11-5 [4]. В указанном определении отмечено, что применение норм абз. 2 п. 2 ст. 35 СК РФ и п. 3 ст. 253 ГК РФ в случаях, когда нотариальное согласие другого супруга на совершение одним супругом сделки по распоряжению их общим имуществом было необходимо, но отсутствовало, нельзя признать правильным. В таких случаях необходимо применять лишь положение п. 3 ст. 35 СК РФ. ГК РФ и СК РФ не приводят обстоятельств, которые позволяли бы в таких случаях не применять указанное положение, согласно которому для признания рассматриваемой сделки недействительной необходимо лишь отсутствие нотариально удостоверенного согласия другого супруга на её совершение, а руководствоваться абз. 2 ст. 35 СК РФ и п. 3 ст. 235 ГК РФ. Данный вывод связан с положением п. 4 ст. 253 ГК РФ, согласно которому её правила применяются лишь постольку, поскольку для отдельных видов собственности ГК РФ или другими законами не установлено иное. В рассматриваемом случае абз. 1 п. 3 ст. 35 СК РФ как раз устанавливает требование наличия нотариально удостоверенного согласия другого супруга при совершении исчерпывающе определённых сделок: по распоряжению недвижимостью и требующих нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, которые признаются недействительными лишь по мотивам его отсутствия.

Однако данный подход, как представляется, нельзя назвать верным. Напротив, п. 2 ст. 35 СК РФ следует применять при признании недействительными любых совершённых одним из супругов (бывших супругов) сделок по распоряжению их общим имуществом, в том числе и тех, которые в силу абз. 1 п. 3 ст.

35 СК РФ требуют нотариально удостоверенного согласия другого супруга (бывшего супруга). При этом стоит отметить, что п. 2 ст.

35 СК РФ не устанавливает срок исковой давности для признания оспоримой сделки, не требующей нотариально удостоверенного согласия другого супруга (бывшего супруга) (его согласие в данном случае предполагается в силу абз. 1 п. 2 ст. 35 СК РФ), недействительной по его требованию.

В связи с этим представляется верным в данном случае применять срок, установленный п. 2 ст. 181 ГК РФ, составляющий, в точности как и срок, установленный абз. 2 п. 3 ст. 35 СК РФ, 1 год и исчисляемый с того момента, когда указанное лицо узнало или должно было узнать о совершении такой сделки [2, с. 118].

  • Таким образом, для признания в судебном порядке оспоримой сделки по распоряжению неразделённым общим имуществом супругов, совершённой одним из супругов (бывших супругов), недействительной необходимо:1) требование другого супруга (бывшего супруга), чьё право нарушено таким образом;2) отсутствие его согласия на совершение данной сделки, которое по общему правилу предполагается, а при совершении сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, должно быть нотариально удостоверено;
  • 3) доказанность того факта, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о его несогласии на совершение данной сделки.
  • Список литературы:

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 23 июля 2013 г.) // СПС «Гарант». – 2013.2. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (постатейный) / З.А. Ахметьянова, Е.Ю. Ковалькова, О.Н. Низамиева [и др.]; отв. ред. О.Н. Низамиева. – М.: Проспект, 2011. – 560 с. 3.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 14 января 2005 г. № 12-В04-8 // СПС «Гарант». – 2013.4. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2011 г. № 67-В11-5 // СПС «Гарант». – 2013.5. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ (ред.

от 02 июля 2013 г.) // СПС «Гарант». – 2013.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Источник: http://na-journal.ru/3-2013-gumanitarnye-nauki/314-priznanie-nedejstvitelnoj-sdelki-po-rasporjazheniju-nerazdeljonnym-obshhim-imushhestvom-suprugov-brak-mezhdu-kotorymi-rastorgnut-spornye-momenty

Ссылка на основную публикацию