Оспаривание сделки по признаку неравноценности. личный опыт

22 ноября 2018

В последние годы признать сделку недействительной можно лишь в том случае, если она реально нарушает права истца

Роман Речкин, ИНТЕЛЛЕКТ-С: «Cудебная практика последовательно расширяет круг лиц, которые имеют право на оспаривание сделок».

22.11.2018 | ПРАВО.RU | Алексей Малаховский

Вместе с тем значительно расширяется и круг лиц, которые могут обжаловать те или иные соглашения. Хотя порой даже суды не могут разобраться, кто в конкретной ситуации может оспорить сделку, а кто – нет.

Особенно, если речь идет о корпоративных отношениях, которые осложняются наследственными.

А владельцам предприятий надо кропотливо собирать доказательную базу, когда нужно признать недействительной сделку, совершенную директором их компании в ущерб бизнесу.

Перефразируя классика, все действительные сделки похожи друг на друга, каждая недействительная сделка оспорима по-своему, говорит Артур Зурабян, руководитель практики международных судебных споров и арбитража Art De Lex.

Если стоит цель обжаловать соглашение, то надо не основания подгонять под эту задачу, а существующие обстоятельства под них, добавляет Алмаз Кучембаев, руководитель юрагентства Кучембаев и партнеры. И один из базовых вопросов этой темы заключается в том, кто имеет право на такое оспаривание.

По общему правилу подобными полномочиями обладают стороны сделки.

Наш комментарий:

Роман Речкин, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для портала ПРАВО.RU:

Сами по себе нарушения закона, допущенные при заключении сделки, не позволят считать ее недействительной. Истец должен доказать суду, какие реальные неблагоприятные последствия он получил от спорной сделки.

Оспаривание сделки по признаку неравноценности. Личный опыт

Речкин Роман ВалерьевичСтарший партнер

«В 2013 году законодатель принципиально изменил подход к оспариванию сделок, – говорит старший партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Роман Речкин. – С этого момента основанием для признания сделки недействительной являются не формальные моменты, а реальное нарушение оспариваемой сделкой прав истца.

Для этого презумпция ничтожности сделок, не соответствующих закону (ст. 168 ГК), изменена на презумпцию их оспоримости. То есть сами по себе нарушения закона, допущенные при заключении сделки, не позволят считать ее недействительной.

Истец должен доказать суду, какие реальные неблагоприятные последствия он получил от спорной сделки».

Но при существующем регулировании этим лицам как раз и сложнее всего оспорить соглашение, говорит Айнур Ялилов, партнер Шаймаданов и партнеры. По его словам, суды ориентируют контрагентов на сохранение обязательств со строгим исполнением, а не их аннулирование.

Юрист добавляет, что помешает сторонам оспорить сделку и принцип эстоппеля. Он появился в российском гражданском законодательстве пять лет назад и защищает от недобросовестного поведения контрагента, основываясь на правиле «не противоречь сам себе».

Так, сторона не может требовать признать договор ничтожным, если раньше она действовала так, будто считает его действительным.

Базовые составляющие успешного оспаривания, перечисленные Артуром Зурабяном, руководителем практики в Art de Lex:

  • Определение надлежащего субъекта, имеющего право на оспаривание.
  • Выбор правильного способа защиты права.
  • Выявление и формирование доказательственной базы с учетом актуальной судебной практики в отношении выбранного способа защиты.
  • Учет сроков исковой давности и специальных сроков на оспаривание.

Из-за перечисленных обстоятельств гораздо легче обжаловать соглашение стороннему лицу, чьи права нарушает этот документ, отмечает Ялилов. Либо тому, кто указан в законе (п. 2 ст. 166 ГК).

Роман Речкин, старший партнер ИНТЕЛЛЕКТ-С, добавляет, что судебная практика последовательно расширяет круг лиц, которые имеют право на оспаривание сделок.

По его словам, особенно показательна эта ситуация на примере оспаривания операций должника, совершенных в целях злоупотребления правом: «Правовым основанием для обращения в суд являются ст.

10 и 168 ГК, но в этих нормах кредитор не упоминается как лицо, которое вправе оспаривать сделки должника по выводу активов». По этой причине четко разобраться в том, кто же может оспорить ту или иную сделку, помогает именно судебная практика.

Кто может оспорить сделку при наличии специальных оснований, разъясняет Артур Зурабян:

  • При корпоративных основаниях это сама корпорация и ее участники. Другие лица, например, члены совета директоров корпорации, не имеют права на иск.
  • При банкротных основаниях это конкурсный управляющий и конкурсные кредиторы. При санации банка этими правами обладает временная администрация.
  • Закон также допускает наличие иных специально указанных в законе истцов. Например, уполномоченных государственных органов, прокуратуры и т.д.

Что могут оспорить прокурор и поручитель

Так, если при совершении сделки затронуты государственные и общественные интересы, то ее может оспорить и прокурор (п. 18 Информационного письма Президиума ВАС от 13 марта 2001 г. №62). А вот обжаловать заключенные фирмой договоры, которые противоречат целям ее деятельности, у надзорного органа уже не получится, замечает Ялилов.

В деле №А40-98055/2013 прокурор наравне с другими истцами пытался оспорить продажу здания военным издательством, что привело к исчезновению активов у предприятия и его реорганизации. Но суды указали на то, что такой заявитель не относится к числу лиц, по иску которых подобное соглашение можно признать недействительным (ст. 173 ГК).

Судебный пристав тоже может обратиться в суд с требованием признать недействительной сделку.

Речь идет о ситуации, когда в отношении должника возбуждено исполнительное производство, а тот пытается продать часть своего имущества, чтобы спасти активы от взыскания.

У Николая Гарина приставы арестовали прицеп, стимулируя его скорее рассчитаться с кредиторами. Но вместо этого должник умудрился продать это имущество, пока шло исполнительное производства.

Тогда сотрудники ФССП обратились в суд с требованием оспорить договор купли-продажи имущества. Но суд не принял у них иск, сославшись на отсутствие законных интересов у таких заявителей в спорной ситуации. Апелляция оставила такое решение без изменений. А Верховный Суд отменил акты нижестоящих инстанций и подчеркнул, что приставы в этом случае могут обжаловать соглашение (дело №77-КГ 17-7).

ВС подчеркнул, что такое право есть у сотрудников ФССП, если при совершении сделки должник злоупотребил правом в ходе исполнительного производства, действовал в обход закона и преследовал противоправную цель избежать обращения взыскания на принадлежащее ему имущество.

Хотя Роман Речкин замечает: из п. 2 ст. 174.1 ГК («Последствия совершения сделки в отношении имущества, распоряжение которым запрещено или ограничено») следует, что подобную сделку не нужно признавать недействительной, так как она не мешает арестовать проданный актив.

Какие обстоятельства помогут истцу оспорить сделки, рассказывает Вячеслав Голенев, адвокат МКА Железников и партнеры:

  • Совершенные в целях вывода активов:• Наличие цели совершения сделки, отличной от той, которая обычно преследуется при заключении подобных соглашений.• Наличие злоупотребления правами, которое совершили стороны сделки.• Наличие негативных правовых последствий для участников сделки, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц.• Наличие у сторон соглашения иных обязательств, исполнению которых совершение сделки создает или создаст в будущем препятствия.Если сделки совершены лишь для вида и прикрывают вывод активов, то доказывается одновременное выполнение следующих условий:• Стороны сделки не собирались ее исполнять или требовать ее исполнения.• При заключении сделки подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают при ее совершении.
  • Торги и сделки по ее результатам:• Сделка еще не исполнена заказчиком и победителем торгов.• При проведении торгов существенно нарушены положения профильных законов о закупках (44-ФЗ, 223-ФЗ): есть сведения о несоответствии конкретных положений закупочной (конкурсной/аукционной) документации требованиям законодательства о закупках.
  • Сделки с недвижимостью, совершенные лицом, которое не понимало значений своих действий:• Заключения экспертов, полученные по результатам судебной психологической (психолого-психиатрической) экспертизы.• Подробные и точные показания свидетелей.• Пояснений нотариусов, которые свидетельствовали сделку.
  • Сделки при фальсификации самого договора: заключение экспертов по результатам экспертизы (химической, почерковедческой).

С корпоративными отношениями спорные моменты в обсуждаемой теме возникают в тех случаях, когда они «осложняются» другими спорами. В частности, наследственными.

Так, судам пришлось разбираться, есть ли у наследника доли в ООО право оспорить сделки, которые мог бы обжаловать наследодатель, но так этого и не сделал при жизни. Три инстанции разошлись в оценке этой ситуации (дело №А33-18938/2011).

А Президиум ВАС подчеркнул, что наследник обладает теми же правами, которые имелись и у наследодателя, и может защищать их при нарушении. В том числе оспорить сделки, которые в свое время привели к уменьшению стоимости полученной доли в ООО.

Участникам обществ вообще стоит внимательнее следить за теми сделками, которые проводят их организации. В деле №А60-29583/2011 директор ООО продал недвижимость компании (нежилые помещения) сторонним лицам.

Один из участников общества заметил, что сделка носит кабальный характер и попытался оспорить ее в судебном порядке, но безрезультатно. Истец уверял, что спорное имущество было бы выгоднее продать по отдельности и за более высокую цену.

Кроме того, в отношении ООО возбуждено исполнительное производство, так что момент для распродажи активов не самый удачный. Но суды эти аргументы не убедили.

Три инстанции указали на то, что сделку можно признать кабальной при стечении сразу нескольких тяжелых обстоятельств, а не одного. Да и условия соглашения должны быть не просто «невыгодными», а «крайне невыгодными», подчеркнули суды, отказав в иске.

Значительно проще добиться признания сделки кабальной, если при ее заключении одну из сторон серьезно обманули. Сослан Гаджинов купил компанию «Энергия» у Андрея Тарасенко. При подписании договора купли-продажи продавец в акте-приема передачи перечислил долги, которые есть у фирмы, – 111 000 руб.

Но уже после сделки выяснилось, что общая задолженность компании перед всеми кредиторами составляет около 300 000 руб. Указав на то, что Тарасенко об этом не сообщил покупателю, Гаджинов попросил признать недействительной соглашение купли-продажи организации.

И суды удовлетворили требования заявителя, признав сделку кабальной (дело №А61-2982/2013).

А вот поручителю обжаловать основное обязательство будет непросто. Компания «Южный металл» взяла кредит на 82 млн руб. в ВТБ, но смогла отдать лишь 6 млн руб.

Остальную сумму банк стал требовать с поручителей, те в ответ попытались признать кредитное соглашение недействительным (дело №А32-28266/2010). Заявители уверяли, что договор займа изначально заключен на кабальных условиях.

Но три инстанции подчеркнули, что поручители, не являясь стороной спорного договора, не могут его оспаривать из-за «крайне невыгодных» условий в документе.

Читайте также:  Возврат, обмен, устранение недостатков

Поручителю покупателя-компании тоже не удастся оспорить договор купли-продажи, даже если это соглашение директор фирмы подписал, выйдя за пределы своих полномочий (п. 1 ст. 174 ГК).

В соответствии с этой нормой подобную сделку суд может признать недействительной только по иску лица, «в интересах которого установлены ограничения» (п.

10 информационного письма Президиума ВАС № 28 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм ГК о поручительстве»). В спорной ситуации – это компания-покупатель.

Сделки за рамками полномочий

Основания по оспариванию сделок из п. 2 ст. 174 ГК актуальны исключительно для бизнеса и на практике вызывают немало трудностей.

П. 2 ст. 174 ГК («Последствия нарушения представителем или органом юрлица условий осуществления полномочий либо интересов представляемого или интересов юрлица»):

  • Сделки, совершенные представителями или органами юрлица в ущерб интересам представляемого или организации, если другая сторона сделки должна была знать об этом.
  • Сделки, совершенные в результате сговора либо иных совместных действий представителя или органа юрлица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам компании.

В российских судах сложно подтвердить наличие сговора (этого требует норма), объясняет Мерген Дораев, партнер АБ ЕМПП: «Исключением служат ситуации, когда есть приговор по уголовному делу, подтверждающий факт злоупотребления полномочиями».

А экономические последствия от заключенного соглашения могут быть разнесены во времени с моментом его подписания, добавляет юрист: «То есть сделка, выгодная для общества в момент совершения, может нести обратный эффект из-за поменявшейся конъюнктуры рынка».

Да и доказать неравноценность встречного предоставления бывает непросто, так как нет ее четких критериев, поясняет эксперт.

Кто и на каких основаниях может оспаривать сделки по п. 2 ст. 174 ГК, напоминает Мерген Дораев, партнер АБ ЕМПП.

Оспаривать сделки могут:

  • Сам представляемый или юридическое лицо, руководителем которого заключена оспариваемая сделки.
  • Участник хозяйственного общества.
  • Арбитражный управляющий в рамках банкротства.

Что должен доказать заявитель по первому основанию:

  • Совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях. Например, при неравноценности встречных предоставлений.
  • Осведомленность другой стороны об убыточном характере сделки для представляемого.
  • Отсутствие обстоятельств, позволяющих считать сделку экономически оправданной.

Что должен доказать заявитель по второму основанию:

  • Факт сговора или иных совместных действий в ущерб интересам представляемого.

Общий подход к доказыванию состава нарушения, которое содержит обсуждаемая норма, 9-й ААС представил в своем решении по делу №А41-41596/17. Суд указал, что основания недействительности соглашения из п. 2 ст.

174 ГК являются «средством правовой защиты в тех случаях, когда контрагенты заключили сделку, которая сама по себе не запрещена законом или иным правовым актом, но при этом причиняет одной из сторон явный и очевидный ущерб».

«В такой ситуации необходимо доказать только обстоятельства того, что сделка причинила или причинит стороне явный ущерб. А другой участник соглашения должен был знать об этом. Кроме того, спорная сделка не является экономически оправданной для стороны, которой она причинила или причинит явный ущерб».

Этот подход может служить ориентиром для подготовки доказательственной базы по такой категории дел, считает Дораев. В подобных спорах при вынесении решения о недействительности сделок суды отталкиваются от рыночной стоимости проданных товаров или оказанных услуг, целесообразность которых истцы ставят под сомнение.

Так, в деле №А40-89325/17 заявителю удалось успешно оспорить договор подряда, так как цена работ многократно превосходила рыночную. Это делало сделку экономически нецелесообразной. В другом споре суд признал соглашение купли-продажи автомобиля недействительным по п. 2 ст.

174 ГК, так как стоимость машины оказалась значительно ниже рыночной (дело №А40-14781/17).

Обсуждаемая норма активно применяется судами и в отношении сделок тех банков, которые находятся в предбанкротном состоянии.

Суд признал недействительным допсоглашение кредитной организации, которым она продлила своему акционеру срок возврата займа на 10 лет (дело № А40-151926/15).

Суд указал на то, что из-за этого договора банк потерял возможность извлечь выгоду от отношений со своим должником. И акционер-заёмщик не мог не знать об этом.

По п. 2 ст. 174 ГК две инстанции признали недействительным и соглашение Мособлбанка, который в предбанкротном состоянии пожертвовал «Национальному фонду Святого Трифона» 15 млн руб.

При этом учредителем этой организации являлся председатель правления банка.

Ссылаясь на это обстоятельство, суды указали, что фонд знал о том, какой ущерб банку наносит этот договор пожертвования (дело №А40-50329/15).

Несмотря на подробное законодательное регулирование и разъяснения правоприменительной практики, остаются проблемные аспекты по вопросам оспаривания.

В частности, речь идет о круге субъектов, которые могли бы обжаловать корпоративные решения, когда они приняты с целью нарушения закона и/или злоупотребления правом, замечает Зурабян: «Сделки в таком случае может оспорить заинтересованное лицо».

А если дело касается корпоративных решений, то суды считают, что никакие специальные основания не дают возможности их обжаловать лицам, не входящим в число участников компании, констатирует юрист. Таким образом, бенефициары бизнеса в подобных случаях выглядят беззащитными.

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/commenters/osparivaem_sdelki_pravil_no/

Неравноценность сделки как признак ее недействительности

Принятые в 2009 г. изменения (Федеральный закон от 28 апреля 2009 г. № 73-ФЗ) в Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127 «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) оказали колоссальное влияние на развитие процедур восстановления прав кредиторов и повышение эффективности оспаривания сделок должника в деле о банкротстве.

В пояснительной записке к проекту названного федерального закона, содержащего новеллы в части совершенствования положений о конкурсном оспаривании сделок должника при осуществлении процедуры банкротства (который стал гл. III.

1 «Оспаривание сделок должника» Закона о банкротстве)1, отмечалось, что действовавшее на тот момент законодательство РФ не позволяло эффективно оспаривать сделки, направленные на незаконное отчуждение имущества должником в преддверии банкротства.

Подобные сделки оспаривались в основном как фиктивные (мнимые) или притворные, что в судебной практике не приносило должного (положительного) результата для кредиторов и конкурсных управляющих, в особенности при оспаривании сделок неплатежеспособных лиц с неравноценным встречным исполнением.

В упомянутом документе указано: оспаривание подозрительной сделки возможно лишь на основании объективного критерия (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве) – неравноценность встречного исполнения.

Субъективный критерий осведомленности в качестве второго факта в предмете доказывания разработчиками законопроекта отметался сразу же – поскольку, по их мнению, «…в предвидении возможности оспаривания сделок стороны могут фальсифицировать доказательства в части установления равноценной цены договора, но фактически с неравноценным исполнением. При этом доказать неравноценность встречного исполнения на основании допустимых письменных доказательств представляется затруднительным». По большому счету, в приведенной цитате разработчики кратко и, с правовой точки зрения, емко описали не только широко распространенную по состоянию на 2009 г., но и ныне, проблему «рисования» доказательств для цели защиты недобросовестно выведенных активов из имущественной массы должника.

В итоге на сегодняшний день в Законе о банкротстве действует гл. III.1, содержащая указания на такое материально-правовое основание оспаривания подозрительных (ст. 61.2 Закона о банкротстве) сделок в деле о банкротстве, как неравноценность встречного исполнения (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве).

Субъекты и процедура рассмотрения обособленного спора об оспаривании сделки по мотиву неравноценности

Кто может обращаться с заявлением в суд о признании сделки недействительной ввиду противоречия условиям, закрепленным в ст. 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве?

Таковыми являются внешний либо конкурсный управляющий, представитель собрания (комитета) кредиторов, иное лицо, уполномоченное решением собрания (комитета) кредиторов, а также временная администрация финансовой организации. Следовательно, и для оспаривания неравноценных сделок субъекты оспаривания будут те же.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/neravnotsennost-sdelki-kak-priznak-ee-nedeystvitelnosti/

Проблемы оспаривания сделок с неравноценным встречным исполнением обязательств

Меринова Ю. Д. Проблемы оспаривания сделок с неравноценным встречным исполнением обязательств // Молодой ученый. — 2020. — №7. — С. 114-116. — URL https://moluch.ru/archive/297/67358/ (дата обращения: 18.03.2020).



Согласно п.1 статьи 61.2 возможность подачи заявления о признании сделки с неравноценным встречным исполнением обязательств ограничена одним годом до вынесения определения о принятии заявления о признании гражданина банкротом.

Установление срока подозрительности до принятия заявления о признании должника банкротом объясняется тем, что признаки неплатежеспособности возникают не одномоментно, а течение определенного периода времени.

В судебной практике возникают вопросы по поводу момента исчисления срока подозрительности у сделок, подлежащих государственной регистрации.

Поскольку между моментом заключения договора и его регистрацией в соответствующих органах может иметь место значительный промежуток во времени, представляется, что разумнее исчислять срок не с момента регистрации оспариваемого договора, а с даты его заключения.

Неравноценное встречное предоставление означает, что переданное должником имущество имеет цену значительно ниже, чем цена выполненных им работ, услуг или переданного им имущества [1].

Например, суды признают таковым заключение сделки, если должник передает имущество, хотя заранее знает о том, что у контрагента нет и не будет возможности оплатить, выполнить работу, оказать услугу. В Законе не указано, что означает «значительно ниже».

На практике суды для определения значительности сравнивают кадастровую и рыночную стоимость: поскольку кадастровая стоимость определяется «массово», то рыночная стоимость отличается от нее тем, что учитывает индивидуальные особенности объекта.

Таким образом, суды должны определить, какие уникальные характеристики недвижимости изменили стоимость объекта.

Не будет признаваться неравноценным встречным предоставлением действий, совершенные во исполнение публично-властных предписаний, поскольку административные отношения, в отличие от гражданско-правовых, не являются эквивалентно-возмездными. Так, нельзя оспорить действия по уплате обязательных платежей и санкций, поскольку их уплата не подразумевает наличие встречных обязательств со стороны налогового органа.

Несмотря на отсутствие положения Закона о банкротстве об оценке имущества, суды признают оценку рыночной стоимости имущества обязательной [2,с.145]. Наличие экспертного заключения оценщика рассматривается как доказательство существенного превышения рыночной стоимости имущества стоимости переданного имущества [3].

Так, исходя из материалов Постановления Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 08.08.

2018 N Ф01–2618/2018 по делу N А79–1127/2016 суд посчитал, что отчет арбитражного управляющего об оценке транспортных средств не является достаточным доказательством, суд указал на то, что в отчете не учитывался износ машин, их техническое состояние; с целью оценки не производился осмотр транспортных средств; арбитражный управляющий в свою очередь не воспользовался правом на ходатайство о проведении оценки. В итоге суд не признал сделки недействительными в виду того, что не доказана неравноценность встречного предоставления [4].

Законодатель умышленно исключил из предмета доказывания недобросовестность контрагента по данному основанию, поскольку при неравноценном встречном предоставлении причиняется вред другим кредиторам, а соответственно презюмируется недобросовестность участников сделки.

Читайте также:  Какие документы понадобятся при отправке ребенка в заграничный лагерь?

Данный подход законодателя был предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ. Заявители жалобы ссылались на то, что положение не учитывает степень добросовестности покупателя.

Суд не нашел оснований для отмены, поскольку норма направлена на защиту интересов других кредиторов и соответствует Конституции РФ [5].

При обосновании заявления важно указать конкретного кредитора, в противном случае суд не удовлетворит заявление.

Арбитражные управляющие часто оспаривают договоры купли-продажи в качестве безвозмездных.

Но как это возможно доказать, если в договоре указана цена? Обычно конкурсные или временные управляющие анализируют выписки с банковских счетов и обнаружив отсутствие перечислений денежных средств оспаривают такой договор.

Кроме того учитывается отсутствие в переписки обсуждений относительно цены договора. Однако следует отметить, что не всегда подобный подход сбора доказательств является верным и в полной мере подтверждает, отсутствии заключенного договора в действительности.

Договоры перенайма обычно квалифицирует в качестве цессий и применяют к ним положения Главы 24 ГК РФ. Отмечают, что гражданским законодательством не предусмотрена безвозмездная цессия в арендных отношениях. Но иногда встречаются и противоположные мнения.

Также договор цессии будет считаться безвозмездным, если отсутствует экономический интерес у должника при уступке прав требования или если, несмотря на содержащееся в договоре условие о цене, фактических действий по истребованию или по перечислению денежных средств осуществлено не было.

Судебная практика признает возможным обжалования по данному основанию и мирового соглашения, заключенного в другом исковом процессе.

Таким образом, можно с уверенностью сказать, что оспаривания сделок с неравноценным встречным исполнением обязательств на практике порой весьма затруднительно, это связано в первую очередь с отсутствием в полной мере раскрытия понятия «неравноценность», отсутствием точных критериев, по которым такую «неравноценность» можно проследить, а так же с вопросами достаточности доказательственной базы при оспаривании такой сделки. Несмотря на нерешенность многих проблем, наработка правоприменительной практики помогает в разъяснении некоторых аспектов проблемных ситуаций.

Литература:

  1. «О несостоятельности (банкротстве)»: федер. закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. № 43. — Ст. 4190
  2. Абдулаев А. Х. Проблемы применения норм о подозрительных сделках по признаку неравноценного встречного исполнения обязательств / А. Х. Абдулаев // Правовая культура. Поволжский институт (филиал) ВГУЮ (РПА Минюста России), 2015. — № 3 (22). — С 143–146.
  3. Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 9 июля 2018 г. по делу № А57–29874/2015 [Электронный ресурс]. — Документ опубликован не был. Доступ из справ. правовой системы «Консультант — Плюс».
  4. Дело № А79–1127/2016: постановления Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 08.08.2018 N Ф01–2618/2018 // http://kad.arbitr.ru. 2018.
  5. Определение Конституционного Суда РФ от 22.04.2014 № сс граждан Колпаковой Светланы Александровны и Сычугова Валерия Васильевича на нарушение их конституционных прав пунктом 1 статьи 61.2 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”//СПС «Консультант — Плюс».

Основные термины (генерируются автоматически): суд, неравноценное встречное предоставление, принятие заявления, судебная практика, рыночная стоимость, неравноценное встречное исполнение.

После принятия таких изменений в законодательстве стали возникать споры между правоприменителями и представителями экспертного общества.

В России отправной точкой для отсчета считается дата принятия судом заявления о признании должника банкротом.

  • [1] Помимо этого, согласно практике, к заявлению об оспаривании зачастую подается
  • Закона о банкротстве и совершенная в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о
  • неравноценное встречное исполнении обязательств другой стороной сделки

Исходя из смысла изложенного, даже в случае наличия у оспариваемой сделки признаков предпочтения или неравноценности встречного исполнения, установленных Законом о банкротстве, она не может быть признана недействительной при условиях ее совершения в…

Банкротство юридических лиц и его последствия существенно сказываются на правах кредиторов, в связи с чем особую актуальность приобретают вопросы защиты указанных прав и законных интересов. Рассматривая проблемы защиты прав кредиторов при банкротстве…

До настоящего времени судебное оспаривание таких договорных положений, где заемщику устанавливались чрезмерно высокие проценты, регулировалась ст.179 ГК РФ, содержащей схожую характеристику «кабальность». При этом, как правило, такое оспаривание далеко не…

На практике иногда возникают трудности, поскольку его положения содержат не мало

Ведь зачастую получение ответчиком информации о подаче заявления с требованием о запрете

встречное обеспечение по искам неимущественного характера — не менее 50 000 руб. для…

На сегодняшний день суды общей юрисдикции загружены делами об оспаривании кадастровой стоимости, поскольку, кадастровая стоимость, определяемая методом массовой оценки, не соответствует рыночной, в силу того, что множество влияющих на стоимость факторов…

На основе судебной практики на данный момент представляется трудным определить точный период

Кроме того, судебной практикой пока не установлен конкретный перечень сделок

Правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом…

Под такой сделкой понимается сделка, совершенная должником, при неравноценном встречном исполнении обязательств второй стороной сделки, в том числе в случае, если цена и (или) иные условия этой сделки существенно отличаются от рыночных в худшую для…

на заявления недействительной сделки появляется , когда введена гражданина на арбитражного о заявления о -гражданина введении

Так, неравноценность зачастую отчетом , особенности применительно имуществу. также при условии равноценного исполнения

Источник: https://moluch.ru/archive/297/67358/

Оспаривание сделок должника при банкротстве. Вопросы применения сроков исковой давности

Продолжая цикл публикаций, посвященных отдельным вопросам банкротства, настал черед темы признания в процедурах банкротства сделок недействительными.

Актуальность темы очень велика, так как сейчас, вступая в договорные отношения можно легко нарваться на иск о признании сделки недействительной, так как должников становится все больше, а они токсичны, так как всегда можно пострадать от возврата полученного по сделке в конкурсную массу, а требование по реституции полученного должником реально исполнено не будет, так как все придется возвращать в процедуре банкротства, т.е. можно не получить обратно ничего. Поэтому важно понимать, как защищаться от подобных требований. Естественно, это не всегда возможно, но есть ситуации, когда можно победить.

Для меня тема недействительных сделок еще интересна и тем, что в моей практике и вне банкротства приходится довольно часто участвовать в делах о признании сделок недействительными. 

Основания оспаривания сделок при банкротстве

Ч.1 ст. 61.1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает следующее:

Сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе.

Таким образом, основания сделок, оспариваемых в банкротстве можно разделить на два больших класса: класс оснований, специально установленных в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», и класс общих оснований, предусмотренных ГК РФ.

Первый класс оснований можно условно назвать сделки, совершенные во вред кредиторам, а второй может включать сделки, например, совершенные с нарушением корпоративного законодательства либо сделки, противоречащие закону так далее.

Существуют ли какие-либо принципы конкуренции оснований признания сделок недействительными? Иначе говоря, может ли, например конкурсный управляющий (далее по тексту – КУ), который пропустил годичный срок исковой давности (далее по тексту – СИД) по специальному основанию оспаривания, квалифицировать те же самые действия должника, например по ст. 10 и 170 ГК РФ, по которым установлен 3-х годичный СИД, т.е. обойти специальные нормы, путем применения общих оснований для оспаривания?

 СКЭС ВС РФ дает отрицательный ответ на данный вопрос. В Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 06.03.2019 N 305-ЭС18-22069 по делу N А40-17431/2016 как раз находим обсуждение данного вопроса, и в нем делается следующий вывод:

Поскольку определенная совокупность признаков выделена в самостоятельный состав правонарушения, предусмотренный пунктом 2 статьи 61.

2 Закона о банкротстве (подозрительная сделка), квалификация сделки, причиняющей вред, по статьям 10 и 168 ГК РФ возможна только в случае выхода обстоятельств ее совершения за рамки признаков подозрительной сделки.

 Это означает, что если обстоятельства совершения сделки полностью подпадают под признаки специальных оснований оспаривания, то квалификация её по общим основаниям будет обходом закона.

В вышеназванном определении говорится, что в противном случае оспаривание сделки по статьям 10 и 168 ГК РФ по тем же основаниям, что и в пункте 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, открывает возможность для обхода сокращенного срока исковой давности, установленного для оспоримых сделок, и периода подозрительности, что явно не соответствует воле законодателя.  

Приведу пример из судебной практики.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 17.12.2019 N Ф07-15848/2019 по делу N А56-11608/2017

Источник: https://pravorub.ru/articles/95481.html

Оспаривание сделок

Одним из источников возникновения прав и обязанностей в гражданском праве являются сделки – действия субъектов по установлению, изменению или прекращению взаимоотношений.

Достижение стабильности в гражданском обороте, защита интересов его участников, обеспечиваются правилами, подробно регламентирующими порядок и условия заключения сделок, но в то же время оставляющими субъектам отношений свободу в установлении условий сотрудничества.

Несоблюдение этих норм, приводит к порокам сделок, служит основанием для их оспаривания.

Недействительность

Недействительность сделки значит, что, с точки зрения закона, действия ее сторон не порождают гражданских прав, не возлагают обязанностей. Конечно, объективная действительность не меняется, фактически договор заключен, возможно даже уже исполнен, но юридически все эти действия не имеют никакого значения, с точки зрения права, положение сторон не изменилось, следовательно, фактические обстоятельства должны быть возвращены в первоначальное состояние.

Пороки в форме, содержании, целях договора, служащие основаниями для признания ее недействительной устанавливаются только законом. В зависимости от порядка установления факта порочности действий субъектов действия разделяют на ничтожные и оспоримые. Первые недействительны сами по себе, поскольку наличествуют основания, делающие их таковыми.

Читайте также:  Можно ли добиться у банка снижения ипотечной ставки

Недействительность вторых устанавливается судом. В решении по иску об оспаривании ничтожного договора суд только констатирует факт ничтожности и применяет последствия недействительности. Рассматривая требования о признании действий недействительными по основаниям оспоримости, судья рассматривает обстоятельства и признает ее недействительной.

Общим последствием недействительности действий, относящимся как к оспоримым, так и к ничтожным договорам, является возврат каждому из контрагентов всего полученного в результате его исполнения – двусторонняя реституция. Если такой возврат невозможен, должен быть передан денежный эквивалент.

Право оспаривать

Оспаривать договор могут его стороны. Иные лица вправе предъявлять иски о недействительности сделки, только в случаях предусмотренным законом. Как стороны, так и иные лица, могут оспаривать действия только при наличии охраняемого законом интереса, нарушенного договором.

Поведение стороны договора или иного лица может послужить причиной отказа в удовлетворении требований о признании договора недействительным. Действия, свидетельствующие о намерении сохранить силу договоренностей, лишают сторону возможности оспаривать договор по основанию, о котором она знала во время их совершения.

Таким образом лицо, имеющее право оспаривать действия, должно соответствовать следующим критериям:

  • входить в круг лиц, уполномоченных законом оспаривать действие;
  • действовать добросовестно;
  • иметь действительный интерес в оспаривании договора.

Основания оспаривания

Нарушение закона

Действия сторон должны соответствовать нормам права (см. ст. 168 ГК РФ). Нарушение обязательных требований правового акта при заключении договора приводит к его оспоримости, является основанием для установления недействительности. В случае когда в результате совершения действий были нарушены общественные интересы или конкретных третьих лиц, договор является ничтожным.

Покушение на правопорядок или нравственность

Ничтожными являются действия, непросто нарушающие требования закона, но заведомо, очевидно посягающие на основы общественных отношений. Все полученной сторонами таких договоров изымается в бюджет страны (см. ст. 169 ГК РФ).

Примерами таких сделок являются:

  • действия, целью которых является незаконный оборот (производство, хранение, реализация) товаров, исключенных или лимитированных в гражданском обороте;
  • действия, целью которых является изготовление, распространение книжных изданий и иной печатной, видео-, аудиопродукции, экстремистского характера;
  • действия, связанные с производством или оборотом поддельных документов, финансовых инструментов.

Мнимые и притворные

Любое действие совершается с определенной целью, отвечающей конкретным имущественным или иным интересам сторон, должно порождать соответствующие права и обязанности. Мнимость действий, то есть отсутствие конкретных прав и обязанностей, вытекающих из сотрудничества контрагентов – основание для признания договора ничтожным  (ст. 170 ГК РФ).

Ничтожны договоренности сторон, прикрывающие собой другую сделку, например, притворные договоры, заключаемые с целью «минимизации» налогообложения.

Особенно часто такие действия совершаются между коммерческими компаниями, фирмами. Судебная и правоприменительная практика сформировала следующие критерии, позволяющие отнести договор к притворным:

  • несоответствие договорной стоимости имущества рыночной;
  • дарение между субъектами коммерческих отношений;
  • ярко выраженная аффилированность сторон сделки.

Правоспособность и дееспособность

Одними из принципов гражданского права являются институты правоспособности и дееспособности, обуславливающие возможности конкретного субъекта правоотношений совершать сделки, осуществлять права, исполнять обязанности. Договоры, исполненные недееспособными лицами, заключенные с превышением пределов правоспособности организации, являются недействительными.

Психически нездоровый человек, признанный недееспособным, не может совершать сделки лично. Такие сделки ничтожны (см. ст. 171 ГК РФ).

По заявлению опекуна, сделка может быть признана действительной, если совершена к выгоде больного. Такие же последствия предусмотрены для сделок, совершенных лицом, дееспособность которого ограничена (см. ст.

176 ГК РФ), а также гражданином, который неспособен давать отчет своим действиям (см. ст. 177 ГК РФ).

Сделки, исполненные малолетними, за исключением незначительных бытовых, являются ничтожными. Молодые люди старше 14 и младше 18 лет могут вступать в сделки при наличии письменного согласия родителей или иных представителей по закону, отсутствие такого согласия дает таким представителям право оспаривать сделку (см. ст. 175 ГК РФ).

Правоспособность юридического лица может быть ограничена его учредительными документами. Учредители. Участники такой организации вправе оспаривать сделки, вступающие в противоречие с целями ее деятельности (см. ст. 173 ГК РФ).

Полномочия совершения сделки

Юридические лица осуществляют обязанности и приобретают права через свой административный аппарат и работников. Уполномоченных учредительными документами или доверенностью на совершение сделок. Превышение полномочий, нарушение интересов представляемой организации, служат основанием для оспаривания сделок (см. ст. 174 ГК РФ).

  Споры до заключения договора. Преддоговорные споры ГК.

В некоторых случаях для заключения сделки недостаточно волеизъявления ее стороны, требуется согласие стороннего лица. Сделки, совершенные без такого согласия, могут быть оспорены в суде по иску лица, не давшего своего одобрения (см. ст. 173.1 ГК РФ).

Нарушение запретов в отношении имущества

Если распоряжение определенным имуществом ограничено законом, любая сделка с таким имуществом ничтожна (см. ст. 174.1 ГК РФ).

Обстоятельства совершения сделки

Немаловажное значение на действительность сделки оказывают обстоятельства ее совершения, причины по которым сторона приняла решение заключить договор.

Введение стороны в заблуждение (см. ст. 178 ГК РФ), понуждение к заключению договора, выразившееся в угрозе, непосредственном применении насилия, обмане (см. ст. 179 ГК РФ) дает основание оспаривать сделку.

Оспаривание сделок в процедуре банкротства

Оспаривание сделок, совершенных должником, в процедуре банкротства имеет свои особенности. Лицом, уполномоченным предъявлять такие иски, выступают арбитражный управляющий, кредиторы, учредители (участники). Помимо общих основания признания сделок недействительности (признаки ничтожности или оспоримости) в делах о банкротстве применяется специальные критерии – подозрительность и предпочтение.

Во время банкротства могут быть опротестованы не только гражданско-правовые договоры, но и любые иные действия бывшей администрации банкрота, которые привели к неоправданному снижению размера активов предприятия, например, приказы о выплате дополнительного вознаграждения сотрудникам.

Подозрительные сделки

Основным признаком подозрительных действий должника является необычный характер условий, которые явно хуже, чем условия на которых заключаются аналогичные сделки при сравнимых обстоятельствах (см. п. 1 ст. 61.2 ФЗ-127).

Реализация вещей по цене гораздо ниже рыночной явно свидетельствует о намерении администрации или хозяев бизнеса вывести активы, оставит предприятие без средств и имущества.

Такие действия напрямую затрагивают интересы кредиторов, следовательно, дают право опротестовать сделку.

Все действия, исполненные должником в течение года до обращения в арбитраж с заявлением о несостоятельности и действия, предпринятые после такого обращения, могут быть оспорены как подозрительные. Подозрительные договоры, совершенные в течение трех лет до обращения, могут быть оспорены, если:

  • совершены без предоставления встречного исполнения (безвозмездно);
  • после исполнения обязанностей должник продолжал использовать вещь, которая являлась предметом договора;
  • стороной договора является лицо, заинтересованное в его заключении;
  • совершены с намерением выдела доли вышедшему участнику;
  • стоимость сделки превышает 20 % величины активов по балансу (10 % для банков и прочих кредитных организаций);
  • должник скрывался, прятал имущество, искажал отчетность или утратил документы по своей вине.

Сделки с предпочтением

Признаком сделки, совершенной с предпочтением, является получение кредитором удовлетворения от должника в обход установленного порядка или с нарушением порядка удовлетворения требований (см. п.1 ст. 61.3 ФЗ 127). К таким сделкам закон относит действия должника:

  • предоставление имущественного обеспечения по обязательствам сторонних лиц перед кредитором банкрота, возникшим до исполнения обеспечительной сделки;
  • исполнение сделки, изменившей очередность расчетов по долгам, образовавшимся до ее подписания;
  • удовлетворение требований ранее срока, ущемляющее интересы иных контрагентов, обладающих требованиями, срок которых еще не наступил;
  • исполнение сделки явилось причиной нарушения порядка очередности расчетов с контрагентами, установленной нормами ФЗ № 127.

  Как выбрать негосударственный пенсионный фонд

По общему правилу сделки, исполненные с предпочтением, могут быть опротестованы, если были заключены в течение месяца до направления в суд требования признать должника банкротом (см. п. 2 ст. 61.3 ФЗ № 127) или после направления.

Специальный, более длительный срок установлен для сделок, изменяющих очередность погашения требований кредиторов, поручений, залогов, гарантий, такие деяния могут быть опротестованы, если совершены в течение полугода до обращения в арбитраж.

Нюансы оспаривания действий банкрота

Специальные основания оспаривания не применяются к сделкам, исполненным должником в отношении его наследников, а также о передаче обязанностей и прав в порядке правопреемства. Обжалование указанных сделок возможно только по универсальным критериям, установленным гражданским кодексом.

По критериям подозрительности нельзя опротестовать сделки, исполненные на публичных торгах или в ходе обыкновенной деятельности должника, если цена договора не превышает один процент величины активов компании.

Не считаются нарушением очереди удовлетворения требований платежи в бюджет, погашение задолженности перед органами государственной власти, кредитными организациями, если соблюден порядок расчетов в их очереди.

Право оспаривать

Банкротные дела разрешает арбитражный суд. Обращения об оспаривании действий, должны подаваться в суд, рассматривающий основное требование кредиторов, постановление по ним выносит тот же судья, что рассматривает требование о банкротстве.

С заявлением о недействительности сделок могут выступить:

  • управляющий, назначенный судом (от имени банкрота либо по настоянию собрания контрагентов);
  • уполномоченный орган, контрагент, если сумма принадлежащих им требований превышает 10 процентов от общего размера требований к банкроту;
  • временно назначенная Банком России для руководства финансовой организацией, администрация, с учетом положений п.п. 3–8 ст. 61.9 ФЗ № 127.

Помимо лица, обратившегося с заявлением об оспаривании действий, в процессе могут принимать участие другие лица, заинтересованные в результате рассмотрения:

  • сторона договора;
  • иные кредиторы;
  • другие лица, интересы которых затронуты сделкой.

Исковая давность

Право на судебную защиту действует в течение срока, установленного законом. Универсальный срок равен трем годам. Для защиты отдельных требований предусмотрены специальные сроки.

В течение этого времени могут быть оспорены ничтожные сделки. Обжалование оспоримых сделок возможно в течение года.

Срок давности для сторон сделки начинается с момента совершения действий. Для иных лиц – с той даты, когда они узнали о сделке.

Сам по себе срок давности не препятствует направлению судебного требования. О несоблюдении срока должен заявить оппонент в споре. Только в этом случае судья применит последствия пропуска срока.

Источник: https://PoKodeksu.ru/grazhdanskoe-pravo/133.html

Ссылка на основную публикацию